Вчера наш сын пришёл под коноплёй

 🤦‍♀️ «Вчера наш сын пришёл под коноплёй, первый раз после ребцентра. Отец опять орал на него, как потерпевший. Я вообще молчала. Потом тоже сорвалась, начала выговаривать… Не знаю, что говорить, что делать, как себя вести с ним. Пожалуйста, подскажите🙏»

Опытом поделились программные мамы:

📌 Мой сын 30 декабря тоже пришёл под коноплёй, к тому же он ещё и алкоголик. Такая же ситуация: муж начал читать наставления, я только сказала: иди, проспись, и потом будем решать, что с тобой делать. Потому что была устная договорённость – наш дом чистый и где употреблял, туда и иди. Пока сын пытался спать, я позвонила спонсору, доверенному и его психологу. Спонсор ответила так: «Не тряси его как грушу, оставайся с любовью. Когда я хочу спасти другого человека, я ничем помочь ему не могу. Я не знаю, какой у него путь. Просто без злобы и агрессии отойди в сторону и не влезай в его жизнь. Насчёт договоренностей: если внутри есть готовность его выгнать, то делай. Если нет, не мучай себя — значит, ещё не дозрела». Психолог в принципе сказала то же самое. Перестать тревожиться, не показывать свой страх, просто любить и принимать такого, какой есть. И ещё сказала, когда проснётся, попробовать общаться с ним по-другому. По принципу: повтори–согласись–добавь. На практике я сказала так: 1) «повтори»: да, я вижу, что ты покурил, 2) «согласись»: да, возможно, тебе предложили и ты не смог отказаться, 3) «добавь»: мне думается, что это шаг в сторону от твоего выздоровления… Ты же сам решил, что будешь выздоравливать? Какой ты видишь выход из сложившейся ситуации? Я всё это озвучила мужу. А когда сын проснулся и пришёл в себя, я ему это проговорила, а отец подошёл и просто молча обнял его и сказал, что любит его. Мне кажется, у нас у всех был взрыв мозга, это было настолько непривычное для всех нас действие, и в то же время каждый из нас почувствовал какое-то единение и любовь между нами. Это сработало, у нас сейчас другие отношения. Сын тянется к нам, работает с психологом, мы стараемся уходить от старых стереотипов, учимся взаимодействовать на новой основе — любить его, отдавать на волю Бога, а сами занимаемся своим выздоровлением. Мы оба с мужем идём по шагам.

📌 Хочу поделиться своим опытом. Подобная ситуация происходила несколько раз, и каждый раз моя реакция и поведение были разными. Первый раз я сама ещё не была в программе, и моя реакция на «сорвавшегося» сына была «обычно привычная» – крики, упрёки, слёзы и угрозы… Я ожидала такой результат от этих своих «действий»: вмиг излечившего сына, который приносит мне радость и удовлетворение. Странно, но такого результата я тогда так и не получила))) Что заставило меня искать другие пути, т.к. мои привычные способы (см. выше) не работали, и мне становилось всё хуже и хуже… В следующий раз я была уже «продвинутая» и пыталась «установить границы» и заключить Договор со своим зависимым сыном, прописать условия совместного проживания. Тогда мне казалось – вот оно, спасение и счастливая жизнь. Мы прописали обязанности и права каждого члена семьи, и первые 3 дня усиленно их соблюдали. А потом постепенно все договоренности сошли на нет, т.к. выполнять их и контролировать – всё это было тяжело и очень некомфортно. Странно, но счастливая жизнь снова не наступила. Когда я чудесным образом «дошла» с Божьей помощью до сообщества Ал-Анон и до программы 12 шагов, я узнала, что Я никоим образом не могу изменить другого человека и не могу помочь ему против его воли. Единственное, что Я МОГУ – это любить его и молиться о нём. Любить для меня тяжело – я долго не понимала, что это вообще такое. Заботиться, причинять помощь (это когда не просят, но я всегда на передовой), делать ВМЕСТО человека то, что он сам может сделать, а потом еще и упрекать его в том, что я такая несчастная и усталая из-за него – это да, в этом я МАСТЕР. И я долгое время считала, что это поведение и означает ЛЮБИТЬ. Молиться я тоже не умела. Я говорила: «Господи, сделай, пожалуйста, так, как я хочу. Я хочу, чтобы мой сын окончил школу с золотой медалью, поступил в МГУ, окончил его с золотой медалью, зарабатывал миллионы и содержал меня». Вот так я молилась.  Сейчас мне неудивительно, почему эти «молитвы» так и не осуществились. В Ал-Аноне я училась ЛЮБИТЬ своего зависимого и МОЛИТЬСЯ не о своих желаниях, а о Воле Божьей для себя и для него. Я училась УВАЖАТЬ его как Создание Бога, я училась ПРИНИМАТЬ его таким, какой он есть, не пытаясь его изменить. Ведь Бог дал мне такого сына, чтобы я прошла свои уроки, а моему сыну Бог дал меня, чтобы он со мной прошёл свои уроки… Когда эта информация провалилась в меня благодаря программе, спонсору, группе, то моё отношение к сыну стало постепенно-постепенно меняться. Появилась теплота внутри, когда я его вижу. И в этот момент неважно, трезвый он или нет. Я стала чаще обнимать его и говорить Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ (без навязчивого желания продолжить эту фразу словами НО… ТЫ НЕ ПРАВ). Я стала терпимо реагировать на гору грязной посуды или бардак в комнате (а раньше это было невыносимо для моего взгляда). Я стала больше благодарить Бога за то, что есть. Что сын жив и я могу обнять его. Я поняла, что для моего сына в этом мире хватает проблем и без меня. А вот ЛЮБВИ катастрофически не хватает, и в моих силах дарить ему любовь как можно чаще. Поддержать добрым словом, не повышать голос, не вторгаться в личное пространство, не читать нотаций. От этого он не станет употреблять больше или чаще. Моя роль – быть МАМОЙ. В общем, я хочу сказать, что в моём опыте злость, крики, обвинения, угрозы не принесли ни малейшего положительного результата. Но когда я успокаиваюсь, больше молчу, не обвиняю, не угрожаю, не ору, не оскорбляю, а больше отдаю всё на волю Божью – мне и самой легче становится, и моему сыну тоже.

 

Переход к рубрике: Копилка живого опыта   Анонимные истории  Делимся здравомыслием

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.